7 интересных фактов о Дне святого Патрика, которые могут вас удивить

Роковое похищение

Согласно самым популярным версиям историков, святой Патрик родился в конце IV века — где-то в промежутке между 373 и 390 годами. На родине, в римской Британии, его знали под именем Мэвин Суккат. Мэвин рос в обеспеченной семье дьякона. Судя по всему, он получил не самое качественное образование и в подростковом возрасте не проявлял большого интереса к религии. О тогдашнем равнодушии Мэвина к богословию повествуется и в «Исповеди» — автобиографичном апологетическом тексте, который написал на латыни сам святой Патрик. Жизнь Мэвина, согласно его же рассказу, круто изменилась в шестнадцатилетнем возрасте. Его похитили разбойники и вместе с другими пленными отправили в Ирландию. Там вдали от цивилизации его заставили работать пастухом. Мэвин провёл в рабстве целых шесть лет и, как ни удивительно, позже вспоминал о периоде пленения как о важнейшем в его формировании. В одиночестве он много молился, думая, что похищение — это кара за неверие в юности. В попытках бежать домой юноша побывал в ещё одном шестидесятидневном рабстве, но в конечном итоге ему всё-таки удалось добраться до римской Британии.

   Римская империя в Британии. (spacebattles.

Римская империя в Британии. (spacebattles.com)

Как утверждает святой Патрик в своей «Исповеди», в тот период у него начали возникать видения. Сначала, рассказывал святой, бог указал ему на необходимость вернуться домой, а затем Мэвин услышал голос ангела, призывающего вернуться в Ирландию и заняться там религиозным миссионерством. Многие годы по возвращении Патрик посвятил религии. Историки предполагают, что несколько лет он провёл в Галлии, где изучал богословие, получил сан дьякона и имя Патриций (Патрик). Вернулся в Ирландию он, судя по всему, уже в сане Епископа.

Праздник

Ирландцы начали отмечать День святого Патрика 17 марта еще в X-XI веках. В XVII веке День был включен в литургический календарь католической церкви. Этот святой также почитается в некоторых общинах православной церкви и отдельными протестантскими церквями (в 2017 году Русская православная церковь внесла святого Патрика в месяцеслов, где перечислены святые и церковные праздники, однако день святого РПЦ отмечает 30 марта). В 1903 году 17 марта в Ирландии стало официальным выходным днем. Долгое время праздник считался исключительно религиозным. С начала 1900-х до 1970-х годов действовал закон, согласно которому в этот день закрывались все бары и пабы из-за чрезмерного употребления ирландцами алкоголя.

В 1931 году в Дублине в День святого Патрика впервые на официальном уровне был проведен парад. В середине 1990-х годов правительство Ирландии начало кампанию по организации 17 марта массовых торжественных мероприятий с целью популяризации культуры и традиций Ирландии за рубежом и привлечения в страну туристов. Первый масштабный Фестиваль святого Патрика состоялся 17 марта 1996 года. Впоследствии он стал проводиться в течение нескольких дней. Ежегодно на праздник в Ирландию приезжают миллионы гостей из разных стран, что оказывает благоприятное влияние на экономику страны. В среднем День святого Патрика приносит в казну порядка €100 млн.

Видео

Патрик не был… Патриком

Нет, он, конечно, им был, но вот самое это имя появилось не сразу и при весьма трагических обстоятельствах.

Когда в конце IV века в состоятельной семье Кальпурния у его жены Концессы родился мальчик, его назвали Магон.

Семья была христианская и принадлежала к романизированной кельтской знати — римское присутствие вместе с легионами принесло в Британию и Евангелие, так что среди офицеров, солдат римской армии и их потомков было немало христиан. Уже дед Патрика был священником, а упомянутый выше отец Патрика Кальпурний носил сан дьякона. Кроме того, Кальпурний был декурионом — членом городского совета, наследственным аристократом.

Говоря о таком христианском семействе, было бы естественно представить детство Патрика полным благочестия, созерцательной жизни и молитвенного настроя. Но по свидетельству «Исповеди», жизнь сына дьякона и внука священника была далека от христианских идеалов. Вот как сам святой рассказывает о годах своей молодости: «Мы отвратились от Бога, не соблюдали Его заповедей и не были послушны нашим священникам, постоянно напоминавшим нам о спасении… грехи мои помешали мне применить к себе то, что я читал».

Впрочем, с обывательской точки зрения, первые шестнадцать лет жизни Патрика складывались вполне счастливо. Вместе с двумя своими сестрами он получает домашнее образование на вилле отца, живет жизнью, как бы сейчас сказали, «золотой молодежи», в достатке и изобилии, ни о чем серьезном не помышляет. Его судьба сложилась бы обычным для аристократа образом. Он стал бы состоятельным членом третьего, после сенаторов и всадников, сословия Римской империи. Унаследовал бы место своего отца, сделался бы муниципальным чиновником. Следил бы за контролем налогов, поступающих из римской Британии в имперскую казну. «Сколотил» бы состояние, родил бы детей и умер бы в достатке и сытости — без особых подвигов и славы, но зато в родном доме, на своей постели, в окружении любимой семьи. Все могло бы так и быть, если бы в спокойную жизнь Патрика не вошел Христос, разделив ее на две половины.

Итак, первые шестнадцать лет жизни Магона проходили по-детски безмятежно. Но вот в 405 году на виллу Кальпурния напали пираты, которые приплыли из соседней Ирландии. Они разгромили дом, опустошили земли и захватили юношу в плен. Шестнадцатилетний мальчик сталкивается с ужасом плена. Вскоре его продают в рабство и в знак унижения дают ему кличку. Можно не сомневаться, что те, кто продавал Магона, красноречиво живописали богатство разграбленной виллы его отца и сообщили о знатном происхождении юноши. Новый хозяин решил дать пленнику новое имя и презрительно назвал своего молодого раба Patricius — «знатный человек, патриций».

В ирландском плену меняется не только имя Магона — с ним происходит и перемена внутренняя. Он обретает веру, открывает для себя Бога, и Бог открывается ему. Удивительно, но позже, будучи уже вне уз рабства, и даже встретившись с родителями, Патрик не меняет свое рабское прозвище. Он никогда более не будет носить имя, полученное им на свободе. До конца дней своих Патрик будет нести имя раба, связанное с годами его унижения, но с которого, в то же самое время, началось его обращение ко Христу. Так патриций по рождению стал Патриком во Христе.

Шесть лет Патрик пребывает в Ирландии рабом, но это — шесть лет духовного роста и молитвенного творчества. Наконец, однажды ночью Патрик решается на побег.

Он попадает на корабль, который экспортировал знаменитых ирландских волкодавов. Вместе с четвероногими друзьями Патрик прибывает в Галлию, где и живет какое-то время, пока в 432 году не получает откровение от Бога — вернуться туда, откуда чудесно был спасен. Это был трудный шаг, но Патрик подчиняет свою волю воле Бога, потому что, по его собственному слову, «Бог давно уже победил во мне». Святой несет евангельскую радость той земле, которая принесла ему много горя. С этого момента Патрик становится, по точному выражению иеромонаха Серафима (Роуза), «огненным апостолом Христа». Патрик не был ирландцем

То, что вы сейчас прочтете, благочестивым читателям с зеленого острова может не понравиться, и даже может быть расценено как кощунство, и это вовсе не преувеличение.

Дело в том, что в сознании всякого жителя изумрудной страны Патрик и Ирландия неразлучны, как овцы и пастух. Само второе имя ирландца — «падди» — говорит о том, что для него Патрик — это первый ирландец на земле, самый главный и стопроцентный. Но факты есть факты. Самый ирландский ирландец был не ирландцем, а британцем. Когда в 432 году Патрик начинал свое нелегкое служение в Ирландии, ему помогало одно лишь упование на Бога. Именно в этом году миссионер и несколько его спутников отчаливают от европейского континента и высаживаются на диких ирландских берегах. Патрику было тогда около сорока лет, и на протяжении следующих шестидесяти лет он проповедует Евангелие и обращает жителей Ирландии в христианство.

Ему пришлось столкнуться с реакцией местных вождей, злобой друидов, просто человеческими предрассудками. Достаточно вспомнить один случай из жития святого Патрика, когда некто Диху, увидев приближающегося чужестранца, выхватил свой меч и хотел сразить святого, но его рука застыла на полпути, потеряв способность двигаться. После этого Диху стал более дружелюбным и даже подарил Патрику большой амбар, где стали проходить первые службы.

Традиция связала имя апостола Ирландии с еще одной выдающейся личностью того времени — королем Лойгайре, первая встреча Патрика с которым произошла в обстановке далеко не дружелюбной. Однажды все короли и вожди Ирландии были собраны в доме Лойгайре в Таре. Собравшиеся праздновали праздник Бельтайн, знаменовавший наступление лета и инаугурацию короля. В ночь этого празднества во всей Ирландии должны были быть погашены костры. Первый огонь в эту ночь должен был зажигаться в королевском доме. Но именно в эту ночь Патрик решает отпраздновать первую Пасху на земле Ирландии и зажигает пасхальный огонь на вершине горы как раз напротив Тары. Возмущенный король приказывает немедленно убить нечестивцев и погасить костер, однако друиды предсказывают ему, что пламя этого костра вскоре разгорится по всему острову и станет выше, чем огонь самого Лойгайре. Патрика приводят к изумленному Лойгайре, и он начинает проповедь Евангелия, которая сопровождается множеством чудес и духовным состязанием со жрецами. Будучи посрамленными, жрецы отступают, а Лойгайре велит запрячь для Патрика колесницу с девятью лошадьми, ибо так приличествует богам (по-видимому, он принял Патрика за одного из них). Но Патрик, поблагодарив короля, удалился из дворца.

Всего через пятьдесят лет после начала миссии христианство окончательно укрепляется на землях Ирландии, и разбойничий остров, наводивший ужас на все соседние страны, преображается. В раннем средневековье Ирландию будут называть не иначе как «островом святых». А составленный в VIII веке список ирландских святых времен святого Патрика содержит уже триста пятьдесят имен — главным образом основателей церквей, епископов, людей, прославившихся христианскими подвигами.

Долгое время этот яркий, особенный тип святости, которую так и называют кельтской, был малоизвестен на Востоке — церковное разделение, расстояния и годы сделали почти невозможной передачу сведений за пределы западной части христианской цивилизации. Но в XX веке началось возрождение памяти святого Патрика и собора кельтских святых в среде православных христиан. Одним из первых говорить о них стал архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский Иоанн (Максимович), который сейчас прославлен Русской Православной Зарубежной Церковью как святой. Его интерес к древним подвижникам увлек многих наших современников — например, иеромонаха Серафима (Роуза), который писал: «Мы не должны думать: „Ага, это все было давно, тогда это вдохновляло, но теперь — какая в этом польза?“ Наоборот, в деятельности святого Патрика мы должны увидеть деятельность христианина нашего времени, деятельность души, которая горит ревностью и любовью к Богу».

Недаром отец Серафим (Роуз) считал, что пример ирландских святых чрезвычайно важен для нас сегодня — ведь эти люди, проходя бесчисленные километры во время своей миссии, не переставали всегда смотреть вверх и радоваться. Вот эта радость о Господе и есть подлинное наследие Патрика и Ирландской Церкви.

Христианство не призывает искоренять всю ту красоту и многообразие, что существует в мире. Это касается не только культуры, искусства, но и традиции почитания кельтских святых. Например, в Русской Православной Церкви в некоторых епархиях и приходах уже сложилась традиция принимать и как-то участвовать в праздновании Дня святого Патрика по западной традиции, то есть 17 марта — в то время как по православному календарю праздник приходится 30 марта. Причем Патрик чествуется не только фольклорными концертами. Уже много лет подряд в некоторых российских храмах воссылаются молитвы к этому ирландскому святому, а также проводятся конференции и беседы о духовном наследии кельтского христианства. И это вполне естественно, так как подлинное богатство кельтов заключается не в том, что они научились варить вкусное пиво, а в том, что они научились радоваться Господу в чистоте сердца. Молитва, составление которой приписывается преподобному Коламбе с острова Айона (VI век), ярче всего свидетельствует об этой евангельской радости, которую по воле Божией принес в Ирландию святой Патрик:

Господь мой дорогой, Будь мне факелом, освещающим путь, Путеводной звездой будь, Гладкой будь дорогой, Пастырем добрым будь Сегодня и всегда.

Вот и сегодня, празднуя память святого Патрика в России, можно хоть немного призадуматься над тем, Кто же был этим факелом, осветившим веселием и радостью нелегкую и трудную дорогу Патрика и его последователей. И для тех, кому с ним по пути, зеленый цвет этого дня станет не цветом зеленого змия, а цветом вечности, цветом «доброго и дорогого Пастыря», как называли Господа древние ирландцы.

Теги

Adblock
detector