Где искать смысл жизни, если вы его потеряли, и нужно ли это делать

Что такое смысл жизни и есть ли он вообще

По словам психотерапевта Глеба Багрянцева, в психотерапии нет термина «смысл жизни» как такового. Однако специалисты исследовали и продолжают исследовать само явление.

Некоторые считают, что человеку нужно постоянно определять свой путь самостоятельно. Тогда предназначение становится опорой и делает жизнь более комфортной. С другой точки зрения, поиск смысла — основной мотиватор существования, а не сопутствующий процесс.

Глеб Багрянцев Психотерапевт.

Я занимаюсь диалектико‑поведенческой терапией. И наиболее близкое к смыслу жизни понятие в ней — ценности. Это некое состояние и представление о себе, которое человек стремится поддерживать в течение какого‑то периода времени, часто даже всей жизни. Ценности у всех разные: быть богатым, компетентным, признанным, иметь друзей.

Психолог Андрей Смирнов отмечает, что смысл жизни может быть как выбранным самостоятельно, так и навязанным. В советские времена пропаганда внушала, что надо добросовестно трудиться во имя идей коммунизма. Японским солдатам говорили, что их предназначение — умереть за императора. Некоторые философы античности считали, что смысл жизни в удовольствиях и наслаждениях. Есть из чего выбирать.

Андрей Смирнов Магистр психологии, практический психолог.

Даже навязанный смысл жизни мог сделать человека счастливым, освободить его от сомнений и мучительных поисков, избавить от страха смерти. Но не всегда. Нередко, если предназначение навязано, ожидания оказываются обманутыми. Человек разочаровывается и переживает глубочайший экзистенциальный кризис.

И вот тут‑то, по словам психолога, нужно осознать, что смыслом жизни не обязательно должно быть что‑то грандиозное или общепринятое. Им может стать любое хобби: рисование, музыка, разведение кошек и многое другое.

С Андреем Смирновым согласен и Глеб Багрянцев. Он полагает, что не стоит переживать, если ваша миссия кажется недостаточно масштабной. Более того, когда цели слишком велики и нереалистичны, они могут демотивировать.

Человек говорит, что не хочет жить, но уверяет, что не будет ничего с собой делать. Можно ли ему верить?

С одной стороны, сегодня он не совершит суицида, но через некоторое время у него может появиться триггер к действию — неудача или сильный стресс. Большая ошибка считать, что человек за один день решает умереть и сразу это делает. Обычно принятие такого решения занимает дни, недели, месяцы или даже годы.

С другой стороны, . Важно мотивировать его на обращение за помощью. Потому что сегодня на уровне мыслей все будет нормально, а завтра может произойти трагедия. К сожалению, это непредсказуемо.

Поговорите с тем, кому доверяете

Одиночество – очень плохой советчик. Зато тот, кому можно довериться, выговориться и поплакать на плече, спасет вас от мрачных мыслей отравленного болью мозга.

Сразу скажите, что вам не нужны советы – нужно, чтобы вас выслушали, обняли и пожалели. Да, в нашем обществе жалость воспринимается как унижение. Но на самом деле ничего унизительного нет в том, чтобы быть живым человеком и попросить о помощи другого живого человека, которому вы не безразличны. Нет ничего унизительного в том, чтобы нуждаться в сочувствии и сострадании.

И помните: вы не «грузите своими проблемами». Вы даете близкому возможность облегчить вашу ношу. И людям, которые любят вас, это необходимо.

Рыдать, чтобы не разорвало в клочья

Когда на четвертый день после родов я проснулась и стала мамой без малыша, там, у стен реанимации, я взвыла в голос. День за днем я разрешала себе рыдать. Мне казалось, что если это горе я оставлю в себе, то оно разорвет меня в клочья. Рыдать мужу, психологу, рыдать при враче, при друзьях. Я вдруг отпустила свое «а что подумают» — насколько смогла. 

Важным советом в одной из книг или статей для меня стала идея признать себя пострадавшей, вместо того, чтобы держать себя молодцом или себя же винить. 

Впервые в жизни я смогла войти в острое горе, не п

Впервые в жизни я смогла войти в острое горе, не пытаясь быть сдержанной, дала себе право быть в нем столько, сколько оно будет просить, и через пару недель поняла, что смогла улыбнуться. 

Тогда же или чуть раньше я начала писать. Писать про свою историю, про свои дни, про мысли и про надежды. Это горе стало горем созидательным. Стадия проживания гнева вылилась в злость на то, как бывает, на то, что не принято говорить об утратах, на то, как табуированность темы смерти заставляет людей молчать, а горе разрушает их изнутри. Мне захотелось изменить эту ситуацию.

Следите засвоим физическим состоянием, если недавно потеряли близкого

Иногда у близких человека, который умер от тяжёлой болезни, возникают симптомы его заболевания. Это чистая психосоматика — она показывает сильную идентификацию с умершим. Тело тоже проживает горе: оно делает это через сходные симптомы. 

Сходите к врачу 

Убедитесь, что речь действительно о психосоматике. Дальше нужно осознанно проживать своё горе, выражать его и не давать запертым эмоциям уходить в тело.

У Ирины постоянно болит грудь. Она прощупывает её каждый день и боится найти опухоль — такую же, как была у матери. Но ничего не находит. Ирина долго отговаривает себя от визита к врачу, но в конце концов всё-таки идёт в поликлинику. Результат нулевой — она здорова, опухоли нет. Ирина выдыхает. Ей всё ещё тяжело что-то чувствовать и она переживает, что не умеет грустить. Но после врача и новости, что всё хорошо, Ирине становится легче.

Не забывайте есть и спать. Пожалуйста

Берегите себя. Есть, пить и спать всё ещё важно и нужно. Если не смыкать глаз по четыре дня, это не вернёт вашего близкого. Зато подорвёт ваше собственное здоровье.

Через две недели после похорон Саша приходит к родителям. Мама после смерти Димы стала похожа на тень. Она долго смотрит на Сашу и говорит: «Ты что так похудел-то, ты хоть ел?» Саша кивает, но не может вспомнить, когда это было. Мама берёт его за руку, как маленького. Она ведёт его на кухню и сажает за стол: «Так нельзя, сын. Диму не вернёшь, так себя не гробь». Саша опять кивает и берёт ложку. Мама права. Нельзя так.

Иллюзия фокусировки

Как часто вы задаетесь вопросом: насколько лучше была бы моя жизнь, если бы я работал в другой компании? Или жил в другом месте, в другом доме, с другой прической? Конечно, какие-то изменения произошли бы. Но эффект от перемен был бы намного меньше, чем кажется.

Мы часто попадаем в ловушку фокусировки: сравнивая разные вещи (автомобили, карьеру, место отпуска), концентрируемся на одном аспекте, — а сотни других отбрасываем. Но если посмотреть на жизнь в целом, окажется, что этот фактор почти не играет роли.

Стали бы вы счастливее, живя на Карибах? Составьте расписание своего дня там и здесь и посмотрите, как мало изменится.

Если что-то омрачает вам жизнь, посмотрите на нее в удаляющий объектив. Многие «важные» вещи превратятся в крошечные точки. Стоит ли из-за них переживать?

Дайте телу двигаться

Стресс – это механизм, данный нам природой для выживания. Когда первобытный человек видел пещерного льва, ему надо было либо бить, либо бежать – но при любом варианте он впадал в состояние стресса, когда все силы организма переходили в режим обеспечения работы мышц. Кровоснабжение внутренних органов при этом происходит по минимуму – именно поэтому, когда нам плохо, обостряются все хронические заболевания. До мозга же нашей биологии в такой ситуации вообще дела нет, он бесполезен – именно поэтому принимать решения, когда вам причинили боль, очень плохая идея. Итак, внутренние органы функционируют в режиме выживания, разум не то чтобы работает, зато все тело буквально скручено – ведь вы не бежите и не деретесь с пещерным львом, а напряжение, обеспеченное стрессом, должно куда-то деться. То есть ваше тело просто отравлено, и его надо спасать.

Ваш мозг может говорить вам, что лучше лежать, свернувшись в клубок, что у вас нет сил и вы скоро умрете. Не слушайте его – в состоянии стресса мозг неадекватен. Слушайте свое тело, которому нужно движение. Если вы занимались спортом – не бросайте, отправляйтесь в зал или на пробежку. Если спорт вам не друг – начинайте гулять, причем не раз в неделю, а каждый день. Помните: вы больны, и чтобы исцелиться, должны быть к себе и милосердны, и строги одновременно. Ваша задача – расходовать гормоны стресса и каждый день физически уставать. Еще одна вещь, которую надо ежедневно делать в обязательном порядке – принимать душ. В идеале — контрастный.

Ментальное ведёрко

Полистайте ленту соцсетей. Заметили, каждый считает своим долгом сообщить о своем мнении? Даже по тем вопросам, которые требуют долгих размышлений или вообще не имеют ответа. Но вы не обязаны иметь мнение по каждому поводу.

Заведите себе «ментальное ведерко» под названием «слишком сложно».

Выбрасывайте туда все вопросы, которые вас не интересуют, на которые нет ответа или которые слишком трудны. Не волнуйтесь, и без них останутся темы для размышления.

Могут ли антидепрессанты привести к суицидальному поведению?

С одной стороны, они уменьшают выраженность депрессии, за счет чего суицидальный настрой может также снизиться. С другой, у многих антидепрессантов в побочных эффектах указан риск развития суицидального настроения.

Здесь есть определенная практика: врачи назначают препараты с осторожностью и наблюдают за человеком. Ему рекомендуют ежедневно писать, что происходит во время приема лекарств, чтобы скорректировать лечение, если возникнут проблемы.

Не торопить людей в проживании горя

В принципе, советов, как поддержать близкого, у которого случилось горе, довольно много в сети и в книгах. Многие уже не раз читали и про стадии горевания, и про то, что они не всегда идут подряд, и могут несколько раз сменять одна другую, и могут быть неравномерны по длительности. То есть информация, чтобы быть «подкованными» в первые моменты, у нас есть. Как правило, сложность возникает чуть позже. И прямо сейчас мы с этим столкнулись сами. 

Где-то через 2-3 недели, когда близкие увидели, что мы стали устойчивей, они переключились на свои дела.

И это нормально, у всех своя жизнь, мы не казались больше теми, с кем постоянно надо сидеть, держа за руку. Но они сделали так много для нас, что было очень сложно снова попросить о помощи и внимании. 

Если взять весь мой опыт проживания утрат самых близких людей, я бы собрала следующие ловушки, связанные с примерными временными рамками, в которых может оказаться горюющий:

  1. Вторая-третья неделя. После 9 дней. Когда близкие снова возвращаются к работе и другим привычным делам. Все еще требуется поддержка, все еще мало сил и много эмоций. При этом нужно как-то улаживать бытовые дела, делать еду, включаться в рабочие процессы.
  2. Спустя полтора-два месяца. После 40 дней. Это тот срок, когда человек должен вернуться ко всем своим обязательствам, выполнять рабочие задачи, убираться дома, заниматься детьми, хозяйством. Даже если еще не хватает ресурса.
  3. 3-6 месяцев. Трагедия позади почти для всего окружения. Жизнь идет дальше. Плакать и переживать кажется все менее уместным. Но чем больше человек пытается держать лицо, тем больше он себя загоняет в ловушку, в которой горе толком не проживается, застревает. Для него боль, как правило, слишком сильная, чтобы о ней забыть, но не такая острая, чтобы разрешать себе ее выплескивать в мир.

Если трагедия утраты близкого человека коснулась вашего близкого, человека, который вам действительно дорог, то постарайтесь первый год быть ближе, чаще спрашивать, как дела, предлагать встретиться и посидеть вместе, чем-то помочь. Поощряйте его разговоры об ушедшем, говорите о смыслах жизни и смерти, дайте понять, что его эмоции, какими бы они ни были, горестными или счастливыми — совершенно нормальны. 

Не торопите его в проживании. 

Теги

Adblock
detector