Какому фаундеру инвесторы скажут «да»

Материалы по теме

  1. 1 Опционы как мотивация для IT-работников. Как это работает?
  2. 2 Как организовать офлайн-мероприятие с участием переводчика
  3. 3 Предпринимательницы и основательницы IT-стартапов встретятся на деловом свопе в Москве
  4. 4 Как организовать онлайн-выставку в Clubhouse: личный опыт
  5. 5 Важные инструменты для ивентора, которые следовало бы придумать до карантина

Нужны ли соучредители?

Безусловно, индивидуальные предприниматели много д

Безусловно, индивидуальные предприниматели много делают для своего бизнеса. Но данные показывают, что без соучредителя у стартапа значительно меньше шансов преуспеть. Хотя наша фирма произвела несколько инвестиций в компании с одним основателем, первые месяцы чаще всего тратились на то, чтобы помочь ему найти подходящего соучредителя. Это особенно важно для хард-компаний, где для создания продукта задействовано так много областей знания.

Как и фаундеры, топовые команды соучредителей разд

Как и фаундеры, топовые команды соучредителей разделяют набор общих характеристик. Пожалуй, самое важное — это здоровая коммуникация. Это кислород, который позволяет процветать всем остальным сторонам отношений между сооснователями. 

Если же фаундер-одиночка размышляет о поиске сооснователя, на долгосрочный успех также влияют дополнительные навыки. Например, золотым стандартом для таких команд считается традиционное сочетание «хакера» (технического специалиста) и «хастлера» (бизнес-визионера), но другие конфигурации не менее рабочие. Что касается hardware-стартапов, мы почти всегда предпочитаем команды с техническим образованием (например, один инженер-механик, один инженер-программист и один менеджер цепочки поставок), где один из фаундеров берет на себя руководство всеми делами бизнеса — другими словами, действует в роли CEO.

Видео

Команда: «красные флаги» с точки зрения инвесторов

В процессе поиска финансирования у ангелов и венчурных капиталистов есть несколько моментов, которые команде основателей следует по возможности избегать: 

  • Толпы советчиков. Инвесторы на ранней стадии вкладываются именно в фаундеров, а не в разнообразных советчиков, которые даже не работают в компании на полной ставке. Поэтому не стоит тратить время на беседы об их мнениях, если только они не помогут снизить существенные риски (но даже тогда лучше соблюдать осторожность). 
  • Семейный бизнес. Семейные связи могут быть полезны во многих вопросах, но управление быстрорастущим бизнесом в их число входит редко. Большинство инвесторов очень настороженно относятся к командам, где соучредители связаны родственными или романтическими отношениями. Из каждого правила есть исключения, но если ваши отношения с кофаундером попадают в эту категорию, обязательно подготовьте обоснование, почему это нужно компании.
  • Несоответствие этапа развития и бэкграунда. Чрезмерно квалифицированные учредители с ворохом ученых степеней, которые долго работали в крупных компаниях, могут принести начинающему стартапу больше вреда, чем недостаточно квалифицированные учредители, которые хотят построить карьеру в совершенно новой сфере. 
  • Синдром третьего колеса. Не рекомендуется приглашать на питчинг людей, которые не относятся к кругу фаундеров компании, особенно если речь идет о первых встречах. Когда в помещении находится третье лицо, это создает причудливую динамику беседы и мешает вам впечатлить инвесторов.

Еще один «красный флаг» для инвесторов (мы видим е

Еще один «красный флаг» для инвесторов (мы видим его так часто, что он заслуживает отдельного упоминания) — это географически разобщенная команда. Конечно, бывают случаи, когда удаленная команда показывает отличный результат, но это еще одна переменная, которую необходимо учитывать и преодолевать. Лучше не соблазняться таким порядком работы, пока вы не станете раскрученной компанией. Это особенно актуально для стартапов по разработке hardware.

Как это выглядит на практике

Возьмем для примера компанию, которая работает в России с выручкой $1 млн в год. Доля основателя — 2/3 компании. Стартап привлекает раунд инвестиций в $2 млн в 2021 году. Сделкой заинтересовался потенциальный инвестор и запросил всю необходимую для анализа информацию. Компания предоставила финансовую модель, анализ которой показал оценку $4 млн доходным методом.

Но конечная цифра — это предмет переговоров. Предположим, стороны пришли к оценке, равной трем выручкам. То есть к началу раунда компания оценивалась в $3 млн. Когда инвестор вложил еще $2 млн, их доли с основателем сравнялись. У каждого — по 40% стартапа.

В рамках сделки стороны договорились о ликвидационной привилегии. Она предполагает, что в случае банкротства, реструктуризации или продажи компании по более низкой оценке инвестор получает приоритетное право забрать свои $2 млн плюс доходность 8% годовых на дату выхода из сделки. Также партнеры предусмотрели защиту от размытия и право требовать совместной продажи после 2024 года.

Экономика инноваций «Я ищу ₽30 млн на…»: как стартапу найти инвестора в кризис и не только

Основные параметры сделки:

  • оценка компании до раунда инвестиций — $3 млн;
  • стоимость доли основателя — $2 млн;
  • вложения инвестора — $2 млн.

Права инвестора:

  • ликвидационная привилегия — 8% годовых;
  • защита от размытия;
  • право совместной продажи.

Рассмотрим три разных сценария развития стартапа

  • Базовый: компания развивается по плану, и ее покупает стратегический инвестор за $10 млн в 2025 году.

Здесь все просто: фаундер и инвестор получают деньги пропорционально своим долям — по 40%, то есть по $4 млн.

  • Консервативный: у компании не хватает средств на операционное развитие, она привлекает дополнительный раунд от стороннего инвестора в $1 млн при оценке в $3 млн. Стартап покупает стратегический инвестор за $7 млн в 2025 году.

Поскольку стоимость доли первого инвестора нельзя уменьшить, за ним остаются все те же 40%. А размытие происходит за счет других участников. В итоге доля основателя снижается до 26,7%. А при продаже доход распределяют пропорционально новым долям: около $2,8 млн — инвестору, $1,9 млн — основателю.

  • Провальный: компания не развивается по плану, и ее удается продать лишь за $4 млн в 2025 году.

В этом сценарии имеет значение ликвидационная привилегия. Инвестор получает назад вложенные средства с минимальной доходностью на инвестиции 8% годовых. Это примерно $2,7 млн. Другим участникам, включая основателя, достаются оставшиеся средства от продажи. Таким образом, основатель получит всего около $186 тыс. Если компания будет продана еще дешевле, то основатель может и вовсе ничего не получить.

Венчурный рынок устроен таким образом, что большинство компаний развивается по консервативному или негативному сценарию. И чем негативнее сценарий, тем больше диспропорция в распределении дохода от продажи и тем меньше получает основатель. Поэтому уже на первых этапах стоит учесть, что даже равное распределение долей между инвестором и основателем может дать им совершенно разный доход.

Теги

Adblock
detector